Tales Of San Francisco

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tales Of San Francisco » Черновики » "Переговоры" - 16.07.2012


"Переговоры" - 16.07.2012

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Название: Переговоры
2. Дата и время: вечер 16 июля 2012
3. Место действия: клуб Underground
4. Участники: Peter O'Neal, Sigmund von Mausland, Hubert Arnaud (при желании)
5. Краткое описание: пережив покушение на свою скромную персону, Грызмунд звереет окончательно (страшнее мыши, как известно, зверя нет) и вознамеривается навести в Сан-Франциско порядок. А заодно поставить Чудеса на поток и таким образом спасти Мир Сказок. Прекрасный повод для борьбы за власть. В борьбе понадобятся союзники - например, Питер Пэн, опытный главарь банды. И, разумеется, тем хуже для него, если он вдруг откажется союзничать...

Отредактировано Sigmund von Mausland (2016-01-25 01:24:20)

0

2

Несколько дней Грызмунд рвал и метал в поисках существа, которое пыталось его убить. В ход пошли записи видеокамер клуба, грязные копы, знакомые из ФБР, связи с осведомителями Кощея и Снежной Королевы, блеф, шантаж, интуиция, логика и т.д. и т.п. Покушавшийся действительно был василиском. Один раз Грызмунд выследил его. Почти поймал, но тот сбежал, получив пулевое в ногу.
Никаких доказательств у Грызмунда не было, но он подозревал, что вдохновителем покушения был Мышелье – мышляндский серый кардинал в прямом и переносном смысле. В отсутствие законного правителя тот наслаждался безграничными возможностями интриговать и стравливать жадных до власти претендентов на трон.
Дальше мысль Грызмунда приняла неожиданный оборот. Было очевидно, что надо укреплять свои позиции в Сан-Франциско. Он прожил здесь уже два года, выстроил маленькую сырно-колбасную империю и, не будучи связан ничем в Мире Сказок, имел здесь преимущество перед Конрадом, Мышелье, Королевами (Злой и Снежной), Кощеем и вообще перед всеми, чья опора была по ту сторону книг и зеркал. Он жил здесь постоянно, те – лишь изредка наведывались. Эта мысль настолько захватила Грызмунда, что оттеснила жажду мести Конраду, василиску и Мышелье. Вскоре он грезил себя королем Сан-Франциско. Это было вполне в его духе.
В течение недели он с помощью лести, посулов, угроз, подкупа, разумных доводов и – главное – собственной одержимости перетянул на свою сторону полдюжины существ из Мира Сказок – от двух своих сородичей, бежавших из Мышляндии во время междоусобиц, последовавших за исчезновением Грызмунда, до летучей обезьяны, занесенной Бурей из страны Оз. Фея Динь заподозрила что-то нечистое и пропала из клуба, за что Грызмунд вынес ей заочно смертный приговор. Впрочем, свои заочные приговоры он менял довольно легко.
Между делом король мышей вспомнил рассказы феи о Питере Пэне и его отважной банде летающих детей. Разумеется, такого человека стоило привлечь на свою сторону. В клубе Питера раз-другой видели, и найти его было делом техники. Техника же была наработана – Грызмунд часто кого-нибудь искал.
В общем, вечером 16 июля король мышей ждал Питера в «Подполе». День был объявлен нерабочим, сотрудникам Грызмунд дал отгул, а вместо них привел на встречу четверых парней из уличной банды – одной из банд, услугами которых пользовался, когда не получалось с кем-нибудь договориться по-хорошему, а раскошеливаться на ментов было накладно (или хотелось побольше крови).
Сейчас король сидел в кресле-качалке, прихлебывал из серебряного кубка красное вино, присматривал за четырьмя суровыми латиносами (один со стволом, трое с ножами и цепями) и ожидал прибытия своего гостя. У кресла на полу стояла клетка с четырьмя большими крысами.

0

3

Это было крайне странное приглашение, но Питер подумал, что отказываться будет невежливо. Он не до конца понимал, что от него может требоваться эдакого, поэтому шел по большей части из любопытства. Динь - а кто же еще? - наверняка  разболтала кто он такой, потому что как иначе совершенно незнакомый субъект обращался к нему как к Питеру Пэну, совершенно игнорируя человеческую фамилию.
Питер весьма удивился, что клуб оказался совершенно свободен от посетителей, и только у входной двери терся широкоплечий парень довольно лихой наружности. Он обхлопал озадаченного юношу ("¡Ta, aguache!"), вытащив из карманов зажигалку, сигареты, перочинный нож, мобильник и бумажник. Нож оставил у себя, а Питера подтолкнул к двери и следовал, едва не наступая на пятки. Это уже не нравилось.
И дальше понравилось еще меньше.
Увидев всю группу приветствия Пэн внутренне скривился и приготовился, что хорошего от разговора ждать не следует.
Сам же Зигмунд фон Мауслянд грозного впечатления не производил. Питер даже не мог вспомнить когда впоследний раз видел человека с такой непримечательной, даже блеклой внешностью. Лицо, прочем, было интеллигентное, но это не успокаивало.
- Ну надо же, - Питер остановился в нескольких метрах от кресла хозяина клуба и уставился на клетку с крысами, потом обвел взглядом латиносов, усмехнулся широко. - Сколько грозных людей в одном месте. Помилуйте, я ведь еще почти ребенок. Надеюсь, это все не ради одного маленького меня? А то если бы за мной что-то водилось, то я бы решил, что у нас с вами сейчас будут "терки"...

+1

4

- Здравствуйте, Питер – сказал Его Величество, - Я полагал, вас трудно удивить видом лихих людей. Вероятно, вы обо мне слышали. Мое имя Грызмунд, король Мышляндии.
Пара бандитов захихикали. Грызмунд посмотрел на них очень холодно и очень внимательно. Так внимательно, что в нем чуть не проснулся Инквизитор. Весельчаки, похоже, кое-что почувствовали и посерьезнели.
- Педро, налей вина своему тезке. Хорошего вина, - сказал король одному из хихикавших, и тот двинулся в сторону бара.
Грызмунд жестом пригласил Питера сесть.
- Я решил покорить Сан-Франциско. Но, разумеется, открытой войны не будет. Я соберу всех сказочных существ этого города под свое знамя. Потом мы с помощью Чудес подчиним себе власти, генералов, банкиров… Это будет несложно. Я наслышан о ваших смелости и смекалке. Вы будете моим военачальником в этой тайной войне. Если, конечно, согласитесь.
Педро принес бутыль испанского вина и позолоченный кубок. Еще одну такую же бутыль он прихватил себе.
«Мозгов как у котенка».
- Соглашайтесь, - сказал Грызмунд Питеру и повернулся к Педро, - А тебя я вижу здесь в последний раз. И отдай бутылку.
Педро пытался что-то возразить, когда главный из четверых, Марио, обругавши его по-испански, отнял бутылку и поставил на стол.
- Спасибо, - сказал Грызмунд.

+1

5

Питер поскреб пальцем щеку и беззастенчиво рассматривал Грызмунда Мышляндского в течение долгой минуты. Он никогда не думал, что придется когда-нибудь встретиться с кем-то из власть имущих, и уж тем более вряд ли кто-то из них проявит интерес к его скромной и, как он сам считал, бесполезной персоне.
- Я вас себе другим представлял, - признался Питер.
У Грызмунда не было семи голов, красных глаз или хвоста - разумеется, ведь он, как и прочие существа, принял облик человеческий, - только неуловимое впечатление от внешности, отдаленная похожесть на грызуна. И еще, когда он говорил, казалось, что с зубами что-то странное, но Питер не смог рассмотреть.
- С места в карьер, значит? - он взял кубок, посмотрел на рубиново-красную жидкость и поставил его на место, не пригубив ни капли. - Ну ладно, тогда и я тянуть кота за хвост не буду, - поерзав в кресле, юноша положил руки на подлокотники. - Ваше Величество, не обижайтесь, но вашим я никогда не стану. Видите ли, я не терплю над собой никакой власти. Сам факт, что мне кто-то может что-то приказать, просто в голове не укладывается.
Тут Питер прикусил язык, потому что едва не высказал Грызмунду и остальные мысли относительно его идеи стать хозяином в городе. Конечно, ему тоже хотелось, чтобы люди узнали о чудесах, но не такой ценой. Питер не желал быть источником насилия или угнетения только потому, что у них,существ, есть определенные преимущества в виде дара, как не хотел и устанавливать чью-то власть.
А еще он тут же вспомнил о Дроссельмейре. Хотя бы ради его дружбы он не мог себе позволить встать под знамена мышиного короля.
- Простите, но вам придется найти себе другого смышленого мальчика. Я, кстати, хотел поинтерсоваться куда пропала моя подруга, которая к вам устроилась буквально на днях. Она легкомысленное существо, но вот так без причины исчезать бы не стала. Не от меня.

Отредактировано Peter O’Neal (2016-02-05 21:56:43)

+1

6

Мальчишка с добрую минуту рассматривал Грызмунда. Его величество чуть склонил голову набок и терпеливо наблюдал за наблюдателем. Тот, судя по всему, был удивлен, слегка запутан, но не впечатлен.
«Он человек. Они не понимают истинного величия», - пояснил сам себе Его Величество.
- Я вас себе другим представлял, - сказал гость.
Его Величество вежливо рассмеялся.
- С семью головами мне было удобнее. Но у здешних жителей бедное воображение.
Героическими усилиями четверо местных жителей удержались от смеха.
«Зато теперь меня никто за уши не кусает», - подал мысленный голос Изгнанник.
«Тебе, нытику, мало отгрызть их», - оборвал Военачальник.
На лицо это выплыло парой гримас: сперва робкого облегчения и, мгновенье спустя, раздражения. Еще миг спустя вернулась благодушная сосредоточенность Его Величества.
Питер продолжил говорить. Пока он говорил, лицо мышиного короля становилось все более холодным и строгим.
«Уничтожить его! Уничтожить!» - вопил Проглот.
«Прирожденный бунтарь. Бесполезен в обычное время, опасен в военное. В лучшем случае пригоден для подрыва дисциплины в стане врага», - объявил Военачальник.
«Очень честный и обаятельный юноша. Ему нужно найти применение», - поддержал его Аристократ. И вслух пошутил:
- Уверяю, вино не отравлено. Мы еще не настолько продвинулись в разговоре. Может быть, подать что-то другое? 
Дальше слово взял Его Величество.
- Я понял вас. Вы любите свободу и не умеете подчиняться. Это легко разрешимо. Мы можем заключить союз. Вы вряд ли заинтересованы в войне между сказочными жителями Сан-Франциско, но когда она начнется, вы будете рады, что мы с вами на одной стороне. Это я гарантирую. Я не буду убеждать вас, что это единственный способ объединить усилия и справиться с Пустотой, поскольку вы, как я вижу, не альтруист. Но, видите ли, я начну первым. На моей стороне будут все, кто умеет понимать язык силы. Тролли, нежить и нечисть, наемники Конрада… Когда у меня появятся противники, будет поздно. Они даже не успеют объединиться… особенно учитывая, что их большинство будут так же свободолюбивы, как вы. 
Его Величество негромко усмехнулся.
- Это не будет выглядеть красиво, но это будет ваш лучший способ обеспечить защиту себе и своим друзьям. И потом, я сам по себе настолько одиозная фигура, что многие из чистого испуга пойдут на кровопролитие, лишь бы не допустить меня к власти. Если вы выступите заодно со мной, это будет доказывать, что со мной… ну, хотя бы можно договориться. Это позволит мне избежать многих ненужных столкновений. И сохранить многие жизни.
Грызмунд отпил вина. Мексиканцы, кажется, уже дошли до той кондиции, когда никакой новый бред их не удивлял. ИХ наниматель был опасным сумасшедшим, но платил деньги и… ну, был опасным.
«Так вам и надо, за Маркеса и Борхеса». – мысленно съехидничал Аристократ, на минутку забыв, что ни тот, ни другой не были мексиканцами.
- Кстати о Динь. Я не видел ее уже несколько дней. И я очень сердит на нее. Не люблю, когда со мной так поступают. Но мы, думаю, можем это замять. Я найду ее, если хотите.

Отредактировано Sigmund von Mausland (2016-02-09 03:45:11)

+1

7

- Если Динь скрылась - значит, скрылась, - философски ответил Питер, бросая взгляд в сторону. - Феи своенравный и достаточно могущественный народец, им никто не указ.
Возможно, это случилось от того, что Грызмунд на нее надавил или сделал что-то, что для Динь было неприемлемо. Может, она узнала о его планах, и это ее испугало.
Юноша цокнул языком, тоскливо оглядывая бандитов. Если Его Величество все таки их спустит, будет кисло.
- Мне не нравятся ваши цели, - признался Питер. - И мне не нравятся ваши средства. Из того, что вы говорите о столкновениях и конфликтах, я делаю заключение, что вы хотите все и сразу. Не тратить время на финансовое развитие, не устанавливать влияние на экономику города, а просто вот так придти - и взять. Как будто это средневековье и кругом поле чистое. В городе полно мирных существ, которые бежали от Пустоты или войны, и вот вы готовы развести войну уже здесь. Это подленько, Ваше Величество. К чему понадобилось все делать силой?И потом, вы сбрасываете со счета людей. Если в городе усугубится криминогенная обстановка, полиция ужесточит надзор, а если и это не поможет, объявят чрезвычайное положение и пригонят национальную гвардию. Будет как Цинциннати в две тысячи первом. Я не свидетель, конечно, но в красках слышал раз пятьсот. В любом случае, беспорядки вредят бизнесу. А расходов у вас будет немало: подмажь того, сунь этому, да и этим благородным братьям надо что-то есть, - он сделал жест в сторону латиносов. - ¿Es esto cierto, amigos? Todo el mundo ama el dinero. No lo es?
- Оh sí, - выдавил один из них, ухмыляясь.
- Вот я и говорю, - Питер повернулся к Грызмунду. - Когда у вас кончатся деньги, а случится это довольно быстро, вы вспомните мои слова. Иногда лучший путь - окольный. Ребята вроде меня как сидели, так и полетели. Мир огромен, ехать всегда есть куда, если в одном месте не нравится. В общем, не обижайтесь, но я даже договариваться с вами не буду, чтобы не стать инструментом давления. Да и взять-то с меня что? Я просто Питер-бродяжка, совершенно безвестный.

+1

8

- Цинциннати, нацгвардия… - разочарованно пробормотал Аристократ, - Там всего-то и было шестьдесят раненых. Да и потом, я же не буду фаршированные свинцом трупы всюду разбрасывать, как лепестки роз. Нет, господин Пэн. Когда находят мертвеца, загрызенного крысами… или погибшего от переохлаждения, пусть даже дело было летом, на солнцепеке… или умершего во сне… разве вводят национальную гвардию? В лучшем случае, зовут Скалли и Малдера, когда это случается часто. Вот для этого, сударь Пэн, и нужны Чудеса. Нет, не только для этого… Но вы поняли слово «война» слишком узко. Будет кровь, будут смерти, но не будет огласки. Тихая, маленькая война в сугубо нашем сказочном кругу. И так же тихо, с помощью Чудес, мы завладеем этим городом. Люди и не заметят, как мы расставим марионеток на ключевые должности в развитии и экономике.
Аристократ вздохнул и посмотрел на Питера так, словно просил прощения за грубость.
- Я, наверное, вас утомил. Вашу мысль я понял, хотя и нахожу ее ошибочной. Я ценю ваши смелость и прямоту, и мне более нечего вам предложить.
Он сделал большой глоток вина, откинулся в кресло и на мгновение прикрыл глаза. Когда веки поднялись, по лицу Питера скользнул холодный и решительный взор Военачальника.
- Взять живым! – рявкнул Грызмунд, обращаясь, конечно, не к гостю. И, пинком открыв клетку с крысами, повторил то же самое на их языке, - Пи-ии!

Отредактировано Sigmund von Mausland (2016-03-30 00:08:12)

+1

9

Крысы добрались до Питера, конечно же, первыми. Маленькие юркие тельца, голые хосты, острые зубы - крыс Питер ненавидел. Он вскочил со своего места с возгласом ярости и отвращения, ему на смену прозвучало восклицание, полное боли, когда одна из служе Грызмунда запустила зубы в оголенное предплечье юноши. Он попытался ее скинуть с себя, но не преуспел, вместо этого его укусила и вторая крыса. Тогда, рассверипев, Пэн от пустил на волю свою силу, она развернулась как тугой хлыст, захватив всех четырех крыс и те буквально ссыпались со своей жертвы безобидными розовыми пищащими комочками, как будто им от роду было от силы пара дней.
Увы, в этот самый момент Питера настигли бандиты.
Один из них схватил юношу за руку, но недостаточно сильно, как будто не ожидал особенного сопротивления. Питер перехватил его за запястье и дернул на себя, его острое колено заставило нерешительного вояку согнуться пополам, запоздало прикрывая ладонями пах. Впрочем, трое остальных после этого смекнули, что, не смотря на безобидную внешность Питера, церемониться с ним не стоит, и попытались заломать уже всерьез.
Как Пэн ни отбивался, используя всю свою ловкость и орудуя кулаками изо всех сил, он не был уже таким юрким как когда-то, а один против четырех долго не протянет. Вся драка длилась меньше минуты, а кончилось тем, что один из латиносов крепко приложил его головой об стол, и Питер свалился на пол, едва шевелясь.
- Босс, вам точно нужен такой ушибленный? - с сомнением спросил один из мужчин, вытирая кровь с разбитой губы. - Может просто отмудохаем его да выкинем? Este tipo es un verdadero loco, - он для верности покрутил у виска пальцем. - Шизик.

+1

10

- Нужен, - отрезал Грызмунд. – Упакуйте его и свободны.
Двое бандитов, как и было оговорено заранее, принялись связывать Питера по рукам и ногам, заталкивать ему в рот кляп и зачехлять в мешок с заранее проделанными дырочками для воздуха. У черного хода ждал взятый напрокат  старый пикап с крытым брезентом кузовом. Брезент был тоже чуть дырявый. Грызмунд приблизился к месту побоища и осмотрел крысят, копошившихся на полу.
- Замерли! Ни шороха! – рявкнул он.
Мексиканцы с растерянным видом застыли, продолжая, впрочем, держать Пэна. Грызмунд бережно собрал крысят с пола и понес назад, к клетке.
- Отомрите уже.
«Надо его чем-то накачать. Не ровен час, меня омолодит», - думал Военачальник.
«Я хочу, чтоб он чувствовал боль», - ненавязчиво встрял Инквизитор. За сим последовали несколько воображаемых картинок, занявших чуть больше секунды, но настолько анатомически точных, что поморщился даже Военачальник.
«Он нам нужен живым. И если он сойдет с ума от боли, толку будет, как от покойника», - степенно возразил Его Величество.
«А кто-то у меня сходил с ума?» - уточнил Инквизитор с интонацией математика, которого внезапно обвинили в неумении считать в столбик.
«Нет, никаких твоих дурацких игр, пока я не решу, будет ли он полезен».
Тут послышался мысленный вздох облегчения. Вздыхал явно Изгнанник.
«Трудно быть гуманистом, наверное?» - участливо спросил Аристократ.
Мысль Военачальника скрылась в сумбуре. О том, что пленника возможно «чем-то накачать», Грызмунд забыл.
- Вы закончили? Можно грузить?

Отредактировано Sigmund von Mausland (2016-05-01 02:07:35)

0


Вы здесь » Tales Of San Francisco » Черновики » "Переговоры" - 16.07.2012


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC