Tales Of San Francisco

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tales Of San Francisco » Мир Сказок » "Истина настигает лжецов и лжесвидетелей" - 07.07.1712


"Истина настигает лжецов и лжесвидетелей" - 07.07.1712

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Название: "Истина настигает лжецов и лжесвидетелей".
2. Дата и время: 7 июля 1712 года.
3. Место действия: Мир Сказок, королевство Варден, город Роанн.
4. Участники: Henri Seigner, Samantha Wilson.
5. Краткое описание: найти свидетелей и собрать необходимые доказательства - полдела. Попробуйте-ка выиграть суд!

0

2

Брэди не обманул. Его кузен Крэван оказался расторопным малым. Уже через три дня у барона и его спутницы была вся необходимая информация о "вдове" Монтрагу, ее нынешнем кавалере, добрых соседях и всех, кто так или иначе имеет или может иметь отношение к делу. В гостиничном номере, где Бернар и его спутница квартировали уже семь дней, был организован маленький штаб, куда Крэван каждый раз спешил с донесениями.
Выяснилось, что Жанна так и не вышла замуж, предпочитая статус богатой вдовы, который давал ей практически неограниченную свободу. Один из братьев, распробовав богатую жизнь, скатился в мотовство и наделал кучу долгов. Маску натерпевшейся вдова Монтрагу носила с присущим ей жеманством и щедро жертвовала деньги всем богадельням, чтобы в случае чего, никто не смог возразить. Часть людей, кои некогда прислуживали чете Монтрагу, теперь работали на "вдову" барона и делали вид, что ничего не помнят. Другие, напротив, не желая мириться с беззаконием, покинули город, чтобы о происшествии не вспоминать - таких было меньшинство.
Крэван, тем не менее, нашел троих свидетелей. Старуху Ассанту, которая работала на кухне, знала Бернара еще мальчишкой и с радостью согласилась помочь, кузнеца  Ремо - здоровенного детину, способного перешибить человека кулаком, и что самое удивительное, одну из жен Монтрагу - набожную Алису, которая, помня сделанное мужем добро, откликнулась на просьбу и, покинув обитель, в которой проводила время в молениях и спритуалистических изысканиях, приехала в Роанн за день до суда.
- А ты постарел, - сказала она, глядя на барона с грустной улыбкой. Потом, вздохнув, добавила: - Вся наша жизнь - тщета.
Ничего другого Монтрагу не ожидал от Алисы, превратившейся в подобие сухого, пропитанного благочестием стручка, однако ее фанатизм в этом деле был только на пользу. Как известно, люди, посвятившие себя изысканиям духовным, не склонны лгать. Показания Алисы решили оставить напоследок и использовать в качестве контрольного выстрела. Ассанта радовалась тому, что "ее мальчик" цел и невредим, а у Ремо была в запасе история о том, как старший брат Жанны угрожал ему, если не будет молчать. И это не считая поломанной шпаги!
Появление барона, доселе таившегося в тени, произвело в городе фурор. Не часто коварные злодеи возвращаются с того света. В родной замок Бернар не наведывался, полагая, что вероломная супруга и так узнает обо всем.
Пятого июля посыльный принес "вдове" повестку, в которой говорилось, что она и ее братья должны явиться в суд, ибо человек, называющий себя Бернаром Монтрагу, требует справедливости. Никогда еще Жанне и ее родственникам не было так страшно. Потому что муженек-размазня оказался смелее, чем они предполагали, и его появление во всех подробностях напомнило тот день, когда Монтрагу, вынужденный яростно отбиваться, отправил ее любовника - бедняжку Мерлюса на тот свет.

+1

3

Когда Анри только сказал ей, что на подготовку к суду понадобится не меньше недели, Саманта, как это обычно случалось при произнесении слова "подождать", закатила глаза и подумала, что время в этой дыре будет ползти с черепашьей скоростью. И как же приятно было в этот раз признать, что начисто ошиблась, так как за то время, что господин барон (Сэм всё ещё ужасно удивлялась, когда кто-то обращался так к её любовнику) собирал свидетелей и улики, она перевстречала такое количество презанятнейших людей, какое и в самом смелом сне не приснится.
Взять хоть Алису, одну из многочисленных бывших Анри. Что она там сказала про жизнь и тщету? Спроси кто Саманту, она бы заявила, что с высказыванием бывшей баронессы по глупости может сравниться разве что её уход в монастырь от любящего и заботливого мужа. Впрочем, на этот раз у мисс Уилсон хватило сообразительности оставить своё мнение при себе, потому что, во-первых, обидевшаяся Алиса могла отказаться свидетельствовать против суки из замка, а во-вторых, если бы не тот давнишний поступок, Анри бы и не думал выбираться в Сан-Франциско, а следовательно, не познакомился бы с мисс Уилсон.
- Надо же, ты прям тут как кинозвезда, разве что автографы не просят! - шепнула она на ухо любимому, когда с ним под руку подходила к городской ратуше, где должно было начаться судебное заседание.
И правда, наделавшая в своё время много шуму история и сейчас всколыхнула всю округу. Всем было до чёртиков интересно, кому в итоге достанется фамильный замок и не выведут ли барона из зала суда в кандалах за содеянное когда-то злодеяние, а потому городской страже пришлось чуть ли не силой расчищать проход для участников процесса, столько собралось вокруг зевак.
Внезапная популярность омрачалась лишь тем, что далеко не все готовы были поверить в правоту Монтрагу. "Несчастная вдова" отменно играла все эти годы свою роль, о чём свидетельствовали многочисленные сочувствующие вздохи, прокатившиеся по залу суда, когда одетая нарочито скромно Жанна появилась под руку с братьями, кинула на бывшего супруга быстрый взгляд и со сдавленным вскриком прижала ладони ко рту.
- Вот ведь, дрянь, комедию ломает! - сквозь зубы прошипела Саманта, чем заслужила одобрительный кивок от Ассанты. Поначалу относившаяся к новой пассии барона с подозрением, памятуя о его "везении" в том, что касалось выбора спутниц жизни, она всё больше и больше проникалась симпатией к мисс Уилсон, глядя, насколько близко к сердцу та принимает все дела Бернара.
Правда, ответить Сэм уже никто не успел, так как заседание наконец-то началось. Вошедший в зал, как и полагалось, последним, судья начал с удостоверения личности истца.
- Да, Ваша Честь, я подтверждаю, что это тот самый человек, который... - сделав вид, что не может дальше говорить от страха, Жанна потупила взор и замолчала. После долгих споров они с братьями решили, что лучше будет напирать на жестокое обращение и душегубство, вместо того, чтобы пытаться выставить Монтрагу самозванцем - слишком уж много кто и правда мог признать в немного постаревшем, но всё таком же бодром и уверенном в себе мужчине её мужа.

+1

4

Барон не знал, от чего его больше воротило: от Жанны, которая, в связи с выяснившимися обстоятельствами, все еще оставалась его законной женой, или от показательного судилища, будто он действительно совершил все эти страшные преступления. А ведь ни одного доказательства представлено не было.
Ну, конечно, людская молва - самое лучшее доказательство виновности. Как бы не так! Нет тела - нет дела, как говорили в Мире Людей.
То ли переняв боевой дух от Саманты, то ли решив сражаться за честь до последнего, Монтрагу неожиданно обрел смелость льва, оправдываться и лепетать барон не собирался. Хотя бы потому, что ни одного из предписываемых ему злодеяний не совершал.
- Ничего, - сказал он любовнице. - Это ей не поможет.
В отличие от жены Монтрагу взгляд не прятал. Когда Жанна подтвердила, что в зале суда присутствует действительно барон, судья спросил:
- Согласно вашим показаниям, а также показаниям свидетелей барон Бернар Монтрагу мертв. Хм, был. До сего дня.
На этих словах Монтрагу мягко улыбнулся.
В зале, где до этого шептались и возились, стало тихо на пару секунд.
- Значит ли это, что вы дали ложные показания? - спросил судья, выдержав театральную паузу, так необходимую всем присутствующим.
Монтрагу, сидевший рядом с Самантой, мягко взял ее за руку, под столом. Смотреть на бледное лицо комедиантки Жанны в этот момент было одно удовольствие.
- Вы можете назвать имя человека, который был в действительности убит в тот день?

+1

5

При словах о ложных показаниях Жанна на мгновение смешалась, вновь потупив благочестивый взор. Это был один из весьма щекотливых моментов всей истории, а потому нужно было быть особенно внимательной к тому, что говоришь сейчас. Благо, все тягостные вздохи и заминки легко списывались на страх перед внезапно объявившимся злодеем.
- Это мой  молочный брат, Ваша Честь, Мерлюс, - наконец ответила Жанна и тут же поспешила пояснить свою давнишнюю ложь.
- Барон Монтрагу зверски заколол несчастного за то, что пытался защитить меня от его жестокости, - сопроводив это признание очередным тягостным вздохом, долженствовавшим показать, как нелегко ей вспоминать те ужасные события, "вдова" добаваила:  - После чего скрылся, пригрозив прирезать и меня, если я пророню об этом хоть слово. И уж поверьте, такие обещания он держит всегда!
- Чего ж ему тогда было возвращаться? - не выдержала такой лжи Саманта, совершенно позабыв обо всех увещеваниях и просьбах Анри держать себя в руках. Однако же Жанна, сама того не подозревая, своими показаниями умудрилась не только в очередной раз оклеветать Монтрагу, но и задеть его новую любовницу: не понаслышке знавшая о нежности, ласке и исключительной заботе любимого, мисс Уилсон чуть ли не задыхалась от возмущения от такой наглой лжи.
- Жестокость моего супруга вошла в легенды, равно как и его похоть, - с притворным смирением окрысилась Жанна, изо всех сил стараясь не глядеть в сторону очередной пассии Монтрагу. Смешно сказать, но баронесса ни в жизни бы не призналась, что наличие у Бернара очередной пассии, да ещё и привлекательной, злило отчего-то не слабее самого факта его возвращения.

+1

6

- Сказанное вами противоречит фактам, - спокойным тоном возразил Жанне судья, услышав возглас Саманты. Потом для острастки добавил, чтобы присутствующие вели себя согласно правилам и не выкрикивали во время дачи показаний.
Монтрагу, наблюдавший разыгрываемый женушкой спектакль, только вздохнул. В другое время эти слова польстили бы стареющему барону, но не сейчас. Улучив момент, когда бывшая супруга подняла взгляд, он лишь улыбнулся ей, заметив, что появление Саманты вызвало у Жанны злость. Странно. С чего бы? Неужели ревность?
- Известно, что до сего инцидента никаких упоминаний о правонарушениях, домогательствах и жестокости господина барона не было, - продолжил судья. - Напротив, до момента, когда вы заявили о покушении, Бернар Монтрагу слыл благочестивым и кротким человеком, который по-доброму обходился с простым людом и помогал беднякам.
О шести неудачных браках судья тактично промолчал. И правда, с кем не бывает. И даже шесть раз подряд. Седьмой же и вовсе был роковой ошибкой.
- Господин барон, - обратился судья к Монтрагу, - расскажите, что случилось в тот день, когда вы были вынуждены бежать в Мир Людей.
Бернар знал, что от его рассказа зависит многое. Поэтому, поднявшись с места и отметив легкий поклон, он коротко, четко и ясно рассказал о том, как Мерлюс и братья Жанны чуть не зарезали его в его же покоях.
В отличие от баронессы, Монтрагу не надо было ничего изображать. По мере того, как продвигался рассказ, бароном овладевало все большее волнение. Слова о связи Мерлюса и Жанны прозвучали как гром среди ясного неба, отчего публика, находившаяся в зале, ахнула, а госпожа Монтрагу побелела от злости.

+1

7

- Ложь! Всё это гнусная ложь! - буквально прошипела баронесса, как только Монтрагу окончил свой рассказ, а судья вновь обратился к "покинутой" жене. - Мой супруг просто мастерски лжёт и изворачивается, Ваша Честь. Да разве уже один тот факт, что все его жёны либо погибли, либо сбежали прочь, не говорит о том, что такой муж не самый желанный на свете? Господь свидетель (равно как и моя семья, и добрая половина нашей прислуги), я терпела, как и предписывали мне священные узы брака и присущая моему полу скромность, - при этих словах Жанна бросила очередной взгляд на Саманту, как бы давая понять, что не чета бесстыжей и наверняка безродной девке, которую шлявшийся невесть где муженёк не постеснялся представить всей округе. - Но всему же есть предел, Ваша Честь! Клянусь вам, что, если бы не мой покойный молочный брат, муж забил бы меня до смерти, как это случилось с некоторыми моими предшественницами, ей богу! Есть свидетели, готовые подтвердить: вторая супруга господина барона пыталась спасти свою жизнь. Защищаясь, она оставила на его теле нестираемые шрамы, только силы уж были слишком неравны. Бедняжка приняла мученическую кончину.
- Угу, пожалел волк кобылу... - довольно тихо процедила сквозь зубы вконец разозлившаяся Саманта, однако и это замечание не осталось не замеченным широкой публикой, как бывает всегда, когда скажешь что-то пусть и не громко, но в полной тишине. - Слушайте, ну не могут же люди воспринимать весь этот бред всерьёз?! Серийный маньяк якобы орудовал у вас под носом много лет, и за столько времени при всём местном варварстве и антисанитарии прирезать его попытались только братья этой драной кошки? Она хоть сама понимает, что несёт?
- Зато у меня хватает порядочности не ложиться в постель к чужим мужьям при живой жене, - едко вставила своё слово Жанна, позабыв от злости обо всех предупреждениях судьи, который к этому моменту уже, кажется, совсем потерял надежду на восстановление мира и покоя в зале заседаний.
- Ишь как задело! - на этот раз действительно на ухо одному Анри шепнула Саманта, чьё лицо озарила внезапно тихая и спокойная улыбка. Поразительно, но пуще всех увещеваний и барона, и судьи на неё подействовало осознание бессильной злобы соперницы.

+1

8

- Но вполне хватало порядочности лечь в постель с молочным братом! – с ехидцей заметила старуха Ассанта.
- Ты не думала о том, чтобы выучиться на адвоката? – спросил Бернар шепотом и легонько подтолкнул любовницу плечом, даже не пытаясь скрыть своей нежной привязанности.
- Тихо! Соблюдайте порядок! – прикрикнул судья, скорее для галочки, потому что должен был. На самом деле перепалка жены и любовницы барона виделась ему очень любопытной. Особенно замечание о молочных братьях и чужих мужьях.
- Значит ли это, что вы намерены продолжить совместную жизнь с господином бароном? – не без азарта поинтересовался судья. Затем он попросил высказаться защитника, роль которого исполнял терпеливо выжидавший момента Крэван.
Тот почти театрально, с гордостью открыл кожаный футляр и достал оттуда несколько бумаг. Поправил на носу маленькие очки, которые надел для пущей важности.
– Я протестую, ваша честь, - сказал лепрекон твердо. - Согласно официальным документам, госпожа Жанна де Монтрагу, в девичестве Барре, утонула в пруду. По имеющимся показаниям она страдала болезненной привязанностью к вину и наливкам, и частенько поколачивала не только слуг, но и мужа. Госпожа Жигона де Монтрагу, в девичестве Флёри, скончалась от лихорадки, вызванной инфлюэнцей. Убийство госпожи Бланш де Монтрагу было совершено при свидетелях в трактире «Семеро козлят» господином Симоном Морэ, который был за это повешен.
Все это было перечислено с поистине канцелярской точностью, с упоминанием мельчайших подробностей, указанием свидетелей и дат.
– Учитывая наличие этих фактов, я ставлю под сомнение заявление госпожи Жанны де Монтрагу, - подытожил Крэван и торжествующим взглядом оглядел публику.
От подробностей Монтрагу невольно поморщился. История с Бланш, хоть это была и не его вина, до сих пор оставалась для Бернара болезненной. Женщина, которую он упустил и которая была ему неверна, несмотря на все старания. Та, кого он не смог защитить. Да и упоминание о том, что одна из жен колотила его как мальчишку, радости не доставляло тоже. Как и напоминание о смерти Жигоны. Он до сих пор помнил, как бедняжка страдала перед тем, как отправиться на тот свет…
- Как вы видите, в данном случае мы имеем дело с грубейшей клеветой, – сказал Крэван и лучезарно улыбнулся нынешней госпоже де Монтрагу.

+1

9

- Господи, Анри, где ты их понаходил?! - всё так же тихо ужаснулась Саманта во время речи Крэвена, будто не слышала всех этих историй от самого барона. Правда, по её мнению, между тихим рассказом наедине и простым перечислением голых фактов была огромная разница. И хоть показаниям Крэвена и правда имелись свидетели, не задуматься о том, почему все эти несчастья сваливаются именно на голову барона Монтрагу, было сложно. И именно за это и зацепилась Жанна, вконец раздосадованная как проклятой лепреконьей дотошностью, так и вопросом господина судьи, однозначного ответа на который при виде нежно держащихся за руки Бернара и Саманты у неё почему-то не стало.
- Ваша Честь, кто же поверит слову лепрекона! - воскликнула она, с видимым усилием возвращая на лицо благостно-покорную мину. - Всему миру же известно, что этих пройдох только их золото и волнует. За звонкую монету они ещё и не такие показания в свою папку засунут! Ко всему прочему, я также могу предоставить немало свидетелей из числа домашних слуг, которые подтвердят, что бедняжка Жигона скончалась от яда, а не от лихорадки. А молчали все только из страха перед местью моего жестокого мужа, уж поверьте! К примеру, моя горничная, Аннет, в замке с самого детства, если вы, Ваша Честь, соизволите её выслушать, она вам расскажет, чего насмотрелась, пока прислуживала моей несчастной предшественнице. А уж чего мне стоило стерпеть, когда он обесчестил бедняжку чуть ли не у меня на глазах!
Решив, что чем больше обвинений, тем лучше, баронесса не скупилась на новые выдумки. Вспомнив об извечном женском оружии, Жанна поспешно (чтобы ненароком не выдать своих истинных чувств) закрыла лицо руками и вполне натуралистично разрыдалась. По крайней мере, в первых рядах, где сидели местные богатые кумушки, послышался гул неодобрения, мол, не хорошо это - порядочную женщину до слёз доводить, да и не слишком ли много жён было у господина барона? Да и шашни многих мужей с хорошенькими горничными не были чем-то из ряда вон. Собственно, их и не осуждал никто, если дело, как сейчас, не доходило до суда.
- Ваша Честь! - внезапно вскрикнула Саманта, которую не на шутку воодушевили слова Анри про адвокатскую карьеру. - Если это поможет делу, я готова доказать, что на мне нет ни одного синяка или ушиба. Только одна маааленькая царапинка, и то она от осколка стекла, которым я сама и поранилась, Ан... в смысле, Бернар тут ни при чём. Ну посудите сами, мы спим вместе вот уже несколько месяцев как, а этот, как тут говорят, изверг, меня и пальцем не тронул! Нууу... в смысле, не побил ни разу. Разве такое возможно, если эта женщина действительно говорит правду?
Ответом мисс Уилсон на более чем смелое предложение сначала была гробовая тишина. Даже "эта женщина" от удивления отняла от лица ладони, напрочь позабыв, что по её щекам так и не потекли слёзы.

+1

10

Услышав замечание про лепрекона, Крэван усмехнулся.
- Дискриминация не лучший способ доказательства своей правоты, госпожа баронесса. То, что я отношусь к волшебным существам, не отменяет моих прав, в том числе и возможности свидетельствовать в суде, - напомнил он с видимым удовольствием. Однако его слова практически потонули в гуле возмущенных голосов, ибо где это видано, чтобы об амурных делах рассказывали так прямо, без стыда и не используя всевозможные эпитеты?
Кое-кто из кумушек в первом ряду показательно поморщился, зато присутствующие в зале мужчины смотрели на Саманту с интересом.
- А ведь господину барону очень повезло! - послышалось с заднего ряда.
- Хо-хо, - ответил ученик лекаря, сидевший неподалеку, - если тамошние девицы все такие, нечего здесь сидеть!
- Слишком благочестива госпожа баронесса! – заметил третий.
Несколько человек, услышав это, разразились хохотом.
Судья энергично постучал молоточком, в который раз призывая всех собравшихся к спокойствию и порядку. И поскольку Саманта рвалась в бой, судья решил дать ей слово. Не без умысла, конечно. Потому что эта молодая дама своей грубоватой и прямолинейной манерой изъясняться выводила баронессу из себя, что приводило к мгновенной потере благообразного облика.
- Вы свидетельствуете, что господин барон никогда не принуждал вас и вы никогда не подвергались насилию? Расскажите о ваших отношениях. Рассказывал ли господин барон о том, что с ним произошло?

+1

11

- Нет, конечно! Ну, в смысле, свидетельствую, - мгновенно откликнулась Саманта, настолько увлечённая судебным процессом, что не обратила ни малейшего внимания ни на кислые мины кумушек, ни на заинтересованные мужские взгляды. По её мнению, ничего зазорного она только что не сказала.
Предложение судьи вселило в неё лишь большую уверенность в своей правоте. Однако перед тем, как начать, Сэм всё же кинула слегка виноватый  взгляд на Анри, памятуя его просьбы о том, чтобы она не откровенничала с посторонними относительно их интимной жизни. Но, с другой стороны, должен же он был понимать, что тут случай особый. Ведь сам же хотел заполучить обратно фамильный замок, а в таких делах, как известно, все средства хороши.
- Во-первых, - набрав в лёгкие побольше воздуху, начала свой обстоятельный рассказ мисс Уилсон, - Бернар - самый нежный и ласковый любовник, что у меня когда-либо был, я не верю, что он может цыплёнку шею свернуть, не то что женщину ударить, тем более ту, с которой спит. А что касается его истории, конечно, он рассказал мне всё не сразу. Понимаете, Ваша Честь, там, откуда я родом, во всё это волшебство и лепреконов, - Сэм обвела зал суда будто в подтверждении своих слов, - верят с большим скрипом, а потому был велик шанс, что его бы просто сдали в дурдом за рассказы о том, что он на самом деле барон из сказочной страны. Думаю, он бы и дальше мне ничего не говорил, если б я не задумала перестановку в нашем доме и не выкинула зеркало, через которое можно было ходить туда-сюда. И, кстати, Ваша Честь, он тогда разозлился так, как никогда раньше, однако даже и не подумал поднять на меня руку, разве это не доказательство того, что его бывшая врёт, как дышит? Собственно, тогда-то Бернар и рассказал мне всё, кто он и откуда, и всё про своих жён. Везло ему, конечно, с ними, как утопленнику, только это же всё равно не повод отбирать у человека родной дом?
- И вы поверите показаниям какой-то шлюхи, Ваша Честь, которая не стесняется признаться в том, что у неё было много любовников?! - воскликнула вконец раздосадованная Жанна, для пущей убедительности сложив на груди руки в молитвенном жесте.
- Почему это шлюхи? - от удивления Сэм даже забыла оскорбиться. - Я за секс ни разу в жизни денег не брала.

+1

12

Судья сдавленно кашлянул и, поблагодарив свидетельницу за рассказ, поспешил скорее спровадить любовницу барона, чтобы та еще чего пикантного не рассказала. Правила приличия, как водится, давлели над желанием удовлетворить определенный интерес.
Признание Саманты произвело эффект разорвавшейся бомбы. Поначалу народ безмолвствовал. И не потому, что любовница барона сказала "что-то не то", а потому что мало кто вот так, прилюдно, да еще на суде, признавал чьи-то достоинства. Даже любящие жены так не хвалили своих мужей, не говоря уж о содержанках и любовницах!
Теперь кое-кто поглядывал на барона с плохо скрываемой завистью, а баронесса Монтрагу напрочь позабыла о том, что совсем недавно собиралась плакать. Теперь единственное, чего она хотела - это вцепиться Саманте в волосы.
- Полагаю, у вас их тоже за время моего отсутствия было достаточно, - усмехнулся Монтрагу. - Вы даже сочинили эту мерзкую историю об убийствах и покушении на вас, чтобы оправдать свои многочисленные измены.
Стараясь молчать доселе, барон в конечном счете тоже не удержался. Замечание, тихое и мягкое, вызвало прокатившийся как ветерок смех присутствующих. Кое-кто из дам еще больше поджал губы. Да что там скрывать, речь Саманты его воодушевила, поэтому Монтрагу напомнил вероломной супруге о своих правах.
- Ваша честь, добрые люди! - тут же вмешался Крэван. - Я прошу разрешения вызвать еще одного свидетеля.
Судья погрозил супругам пальцем, после чего лепрекон пригласил Ассанту. В зале снова сделалось тихо, но ровно до той поры, пока пожилая женщина не рассказала, чем занималась господа Жанна и ее молочный брат Мерлюс.
- И вот что скажу я вам, - подытожила Ассанта, окинув взглядом собравшихся в зале. - Они давно замышляли барона со свету сжить, вместе с сестрицей и матерью. Бедный мой мальчик... - она утерла навернувшиеся на глаза слезы. - Как хорошо, что ты жив.

+1

13

- Ваша Честь, не верьте этой старой ведьме! - взвилась Жанна, сейчас очень жалевшая, что не прогнала старую няньку, как только барона и след простыл.
- Ложь это всё, причём, самая наглая! - поспешил на помощь сестре Пьер Лепуа, у которого давно чесались руки доделать то, что нужно было сделать много лет назад, чтобы теперь не терпеть насмешки ненавистного шурина и его очередной девки. И где только находит молодых да красивых, когда сам небось уже ревматизмом мучается! - Никто, кроме этой старой карги, не возьмётся подтвердить, что моя бедная сестра оказывала другим мужчинам неподобающее её статусу внимание...
- Да и из нас двоих не я пришла в суд в сопровождении любовницы! - прошипела Жанна, в очередной раз одаривая Саманту таким взглядом, будто та разбила крепкую любящую пару, оторвав ранее бывшего честным мужа от любящей жены и семерых детишек.
- Чего они ахают от того, что мы с тобой вместе спим? Только не говори мне, что у вас тут в сказке все поголовно девственники, - тем временем недоумённо поинтересовалась у Анри Саманта, и правда находившая подобную реакцию на свои признания весьма странной. Сидевшая невдалеке от любовников Алиса, специально приехавшая из монастыря, чтобы поддержать бывшего супруга, при этих словах залилась краской и не удержалась от осуждающего взгляда, который мисс Уилсон, впрочем, и не подумала заметить, так как в этот момент внимание её привлёк новый свидетель.
Горничная Аннет, которую паршивка Жанна характеризовала как женщину честную и работящую, постоянно заикаясь и отводя взгляд, рассказывала о том, как господин барон неоднократно побивал своих несчастных жён, и как покусился на её собственную невинность. Правда, голос тоненькой, словно тростинка, служанки был так тих и слаб, что судье пришлось несколько раз переспрашивать. Видимо, стыд не до конца покинул бедняжку, раз не могла врать, глядя честным людям в глаза. Правда, по мнению Саманты, оправданием откровенной лжи это не являлось.
- Если б не прибрал господь моего Жано сразу после рождения, вы б убедились, до чего он на барона похож... - с каким-то чуть ли не надрывом выпалила Аннет и тут же принялась промокать передником набежавшие на глаза слёзы.

+1

14

- Я тебе, засранцу, ноги-то повыдергиваю! – погрозила сухоньким кулачком Ассанта. – Ты только горазд бегать по замку без порток да старухам угрожать! Я-то прекрасно помню, как ты грозился мне горло от уха до уха перерезать, если о сестрице твоей заговорю, и о долгах карточных ваших!
Однако упоминание о долгах уже ни в какое сравнение не шло после упоминание незаконнорожденного ребенка. Заявление это произвело неизгладимое впечатление на барона и публику. Бернар аж побледнел. Он почему-то не думал, что женушка дойдет до такого позора. Хотя чего можно было ожидать от женщины, придумавшей сплетню про жестокого мужа и убитых жен...
Жанна торжествовала. Однако торжество вероломной супруги длилось недолго. До тех пор, пока снова не вмешался Крэван, который достал из волшебной папки еще один листок и зачитал, когда родился и когда умер малыш Жанно.
- Ваша честь! Барон не мог быть отцом этого ребенка, потому что за девять месяцев до его рождения, так сказать, в момент зачатия, находился в столице, при дворе, и пробыл там три месяца. Есть письма, доказывающие этот факт. Барон регулярно писал своей супруге. Чтобы раскрыть суть отношений Монтрагу и Жанны, Крэван зачитал письмо, полное добрых слов и нежности, где не было ни единого грубого слова или угрозы.
- Здесь это считается неприличием, - шепотом ответил Монтрагу на вопрос Саманты. – Можешь спать с кем хочешь, но не стоит об этом на каждом углу говорить. А лучше вообще не говорить, ведь за супружескую измену могут судить или – проклясть, что еще хуже.
- Значит, вы намеренно вводите суд в заблуждение, - заключил судья и нетерпеливо махнул рукой, чтобы бесстыжая Аннет убиралась с глаз подальше.
Тогда-то и настала очередь Алисы, которая своей чистотой и благообразностью во сто крат превосходила Жанну. Первым делом она сложила руки в молитвенном жесте и поклялась отвечать только правду. Потом окинула пристальным взглядом собравшихся, требуя тишины, после чего заявила, что она является одной из бывших жен барона, и что ежедневно молится о нем, поскольку ее бывший муж человек праведнейший и добрейший, никогда и ни к чему ее не принуждал. Рассказ Алисы был настолько искренним и прочувствованным, что изображавшая скромность Жанна вытаращила глаза.

Отредактировано Henri Seigner (2016-01-19 12:10:23)

+1

15

- Чего ж она тогда в монастырь сбежала, раз ты такой замечательный муж? - также на ухо барону пробормотала Саманта, никак не понимавшая странностей Алисы. По её мнению, отказаться от секса с Анри могла только умалишённая, а таким людям, насколько было известно, в суде свидетельствовать нельзя. Правда, это своё умозаключение мисс Уилсон (что было весьма разумно) оставила при себе, так как Алиса давала показания на их стороне. Кто ж будет рубить сук, на котором сидит? Разве что паршивка Жанна, которая, кажется, при виде своей законной предшественницы совсем озверела.
- Разве от порядочных мужей в монастырь сбегают?! - почти слово в слово повторила она вопрос Саманты, как только Алиса покинула свидетельскую трибуну. - Да и по поводу малыша Аннет, Ваша Честь, не спешите верить этому лепрекону. Мой лекарь может подтвердить вам, что бедняжка (упокой Гсподь его душу) родился недоношенный, от того и помер, а зачат был ровнёхонько по приезду моего супруга в замок. Да и разве стала бы и без того натерпевшаяся женщина наговаривать на саму себя?
То ли злость на барона и его женщин, то ли собственное отчаянное положение заставляло Жанну играть по-крупному, отрицать очевидное и идти на любые посылы и подкупы, какие только были нужны. Баронесса уже подсчиталае в уме, во сколько обойдутся нужные показания и доктора, и Аннет, и прочих слуг, которые, прослышав о том, что позиция её не так прочна, как хотелось бы, драли втридорога, и всё, на что могла надеяться теперь Жанна, так это на то, что сможет отыграться тогда, когда решение будет вынесено в её пользу.
- Не сомневаюсь, госпожа баронесса, что ваш доктор подтвердит ваши слова, - с усталым вздохом откликнулся судья, которому к этому времени уже порядком поднадоели эти семейные склоки. - Есть ли у многоуважаемых сторон ещё свидетели?

+1

16

Выпад со стороны баронессы Алиса выдержала с достоинством. Улыбнувшись злой как черт вдовушке, она сказала:
- Да, мой бывший муж - почти святой человек. Но мне не нужен почти святой, мне нужна сама святость. Вот поэтому я отдалилась от мира. Однако же, как видите, не сгнила в могиле, меня не мучили и не морили голодом, на моем теле нет шрамов и синяков. Поэтому все, что вы здесь услышали о жестокости барона - гнусная клевета. Прошу принять это во внимание и не доверять этой вероломной женщине!
Бернар, державший за руку Саманту, мягко улыбнулся Алисе. Ответить на вопрос любовницы ему было крайне сложно, потому что та не поняла бы, что такое "священный экстаз" и прочая дурь, которая иногда поселяется в головах симпатичных молодых девиц. Им бы жить да радоваться жизни, но они почему-то думают мире духов и божественном совершенстве. И тут уж ничего не поделаешь, пришлось отпустить...
- Нет, ваша честь! - ответил Крэван.
- Что ж, хорошо, - сказал судья.
Зал замер в ожидании вердикта. Речь законника была короткой, но емкой.
- Барон Бернар де Монтрагу признается невиновным. Госпожа Жанна де Монтрагу обвиняется в попытке присвоения имущества, супружеской измене, а также в подстрекательстве к убийству.
Судья не оставил без внимания и братьев баронессы, каждый из которых получил обвинение в покушении. Теперь слезы Жанны были неподдельными. С женщиной приключилась нешуточная истерика после того, как ей решением суда было предписано тюремное заключение.
- Однако, в следствие того, что господин барон тоже нарушил закон, - невозмутимо продолжал судья, не обращая ни малейшего внимания на рыдания баронессы, - и не заявил о произошедшем властям, а также не подал прошение о разводе, его действия расцениваются как супружеская измена.
Обрадовавшийся победе Монтрагу заметно побледнел, от чего судья не смог скрыть улыбку.
- Барон искупит свою вину, сразив Зверя, - подытожил судья.
- Какого зверя? - встрепенулся Бернар.
- Зверя, который объявился в окрестностях нашего города, который убивает людей, господин барон. Вам будет предоставлена вся необходимая помощь в этом деле.

+2


Вы здесь » Tales Of San Francisco » Мир Сказок » "Истина настигает лжецов и лжесвидетелей" - 07.07.1712


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC